В свази с активным обсуждением в узких кругах случая, произошедшего на склоне горы Эльбрус 18 января 2019 года хочу высказать своё мнение диванного эксперта. Прошу вас — не читайте. Я пишу это не для того, чтобы это читали. Просто хочу чтобы это больше не лежало во мне.

Приэльбрусье — странная страна. Её можно только принимать как есть, и как-то любить. Как получится. Или вовсе забыть.

Здесь одни из лучших в стране возможностей для фрирайда, но внетрассовое катание запрещено.

Здесь есть гиды, чей опыт начинается почти с пелёнок и течет по жилам вместе с кровью, но нет никаких лекций по лавинной безопасности. На этом моменте вспомним Красную Поляну, Краснодар, Москву и даже Санкт-Петербург, где подобное случается на регулярной основе. Но здесь это просто никому не нужно. Учебники по лавинной безопасности туда же.

В Приэльбрусье нет газексов. Вместо них спасатели.

Здесь есть Игорь Комаров, который работает в противолавинной службе и знает о лавинах слишком много. Настолько «слишком», что многочисленные статьи никто не читает, а если читает, то выборочно потому, что «если ему верить, то за пределы трасс не захочется выходить даже на Эльбрусе» (цитата, близкая к оригинальной версии).


Спуск «через полуфинал» — сложно ориентироваться сверху, есть возможность попасть на сбросы.
Кулуары бывают лавиноопасны, весной часто лед с утра и вечером, один из кулуаров непроездной из- за водопада.

Кирилл Анисимов (с)
Цитата из статьи «Договоримся о терминах. Часть 2… Эльбурс»

Здесь практикуют «договориться с клиентом на конкретный час и не прийти». Потому, что не всё решают деньги.

Здесь в одном из самых дорогих отелей вам могут не принести чай на столик с комментарием: «Тебе надо — сам иди». И, поверье, лучше не возмущаться.

Здесь невозможно навести порядок. Если вдруг кто не верит, читаем эпос про Прометея, про то, кто такой Кавказ и почему эти места названы его именем.

Да, вот настолько древние эти горы. И даже когда старые Боги уступили место четырем основным религиям, а также множеству мелких, тут ничего не изменилось. Почему вы думаете, что может измениться сейчас?

P.S.

Цитата, возможно, нуждается в пояснении. Полуфинал — это то место, где 18 января 2019 года Паша 13-й попал в лавину и, слава любым Богам, снова выжил. На момент написания цикла статей «Договоримся о терминах…» у Игоря Комарова и Кирилла Анисимова был общий сайт.

На момент написания этой заметки прошел год и девять дней с тех пор, как с нами нет Кирилла, но дело его живет. Вечная память.

P.P.S.

Приэльбрусье — единственный известный мне курорт, где чрезвычайные происшествия и несчастные случаи не замалчиваются, а честно, непредвзято, от первого лица освещаются на официальных страницах еще до того, как жёлтая пресса успеет что-то там себе напридумывать.